20 лет после дефолта. Что изменилось? Что осталось прежним?

Вспоминать былое – теребить душу воспоминаниями о хорошем безвозвратно ушедшем и плохом, способном появиться вновь. Именно так мы воспринимаем некогда свершившиеся события в нашей жизни. Эксперты столичной инвестиционной компании Firbo Capital предлагают свой анализ последствий дефолта 17 августа 1998 года, явившегося для большинства россиян потрясением, сравнимым разве что с 22 июня 1941 года или 19-21 августа 1991 года.

 

Впрочем, аналогий в истории нашей страны вполне достаточно, чтобы нынешний август оказался знаменательным не только своим 20-летним юбилеем, но и теми выводами, которые мы обязаны сделать для себя, чтобы нечто подобное не повторилось вновь.

А поводов для циркуляции истории по спирали достаточно. Особенно они стали актуальными в нынешние дни. И не быть чуть ли ежемесячно ужесточающихся санкций США против Российской Федерации, вряд ли 20-летний мрачный юбилей не нашел такой живой отклик в нашей памяти, как тихо и практически незаметно прошел 10-летний юбилей того же кризиса, похороненный новым кризисом 2008 года. Не до «юбилеев» было.

 

Нынешняя ситуация в мире да и в самой России кардинально отличается от событий 20-летней и даже 10-летней давности. Прежде всего, мы стали иными. Ментально, мировозренчески. Начали вспоминать о некогда былом величии России. Поменялась и расстановка сил в мире. Неизменным осталось только одно, разделяет мнения многих отечественных аналитиков инвестиционная компания Firbo Capital. И эта неизменность называется российской экономикой. Она, в отличие от армии, продолжает желать лучшего. И в этом главный итог двадцатилетия развития нашего государства. Для создания мощной, независимой, отвечающей геополитическому статусу Российской Федерации, к которой был бы применим эпитет «современное величие», сделано, как показала современность, крайне мало. То ли проблема неподъемная, то ли ума не хватает, то ли задач таких не ставилось.

Впрочем, говорят эксперты Firbo Capital Москва, если эти три проблемы переложить на примеры из мировой истории, то образ и подобие Китая, совершившего за короткий исторический период мощнейший рывок вперед, говорит только об одном – за двадцать лет перед нашим государством стояла проблема своего развития вполне подъемная. Однако лучшие умы российской экономики неоднократно оказывались далеко от рычагов управления государством.

А потому остается третья проблема, почему мы сейчас вспоминаем 20-летие кризиса 1998 года и со страхом ожидаем его повторения. И та гордость, с которой мы сейчас более уверенно смотрим в свое будущее, наша обороноспособность, на поверку оказывается такой же зыбкой, ибо всецело зависит от той экономики, лихорадочно трясущейся как от американских санкций, так и от весьма запоздалых попыток что-либо срочно делать.

Шумно прошедшие в марте 2018 года две кампании по переизбранию Президента и по созданию на базе предыдущего нового Правительства обещали большие перемены в жизни страны. Их ждали. На них надеялись. Вполне реальным казался возврат всех выведенных за рубеж денег в казну государства. Вполне возможным представлялся вариант увеличения роли государства в регулировании издержек рыночной экономики. Но не срослось.

За 20 лет после страшнейшего кризиса Россия осталась непоколебимой в своем стойком намерении ублажать западных инвесторов в ущерб национальному капиталу. И в преддверии мрачного юбилея множество руководителей отечественных компаний, комментируя результаты своей деятельности в первом полугодии 2018 года, словно по единому сговору высказались о стремлении продолжать прилагать максимум усилий для сохранения и умножения дивидендов, причитающихся иностранным владельцам их акций. О наполнении государственной казны, все, как один, промолчали.

Например, неделю назад помощник Президента РФ А.Белоусов, анализируя складывающуюся ситуацию в экономике страны после воздействия американских санкций, высказался о необходимости перераспределения сверхприбылей отечественных металлургических компаний с выплаты дивидендов инвесторам на отчисления в бюджет России. По его подсчетам, говорит инвестиционная компания Фирбо Капитал, государство может ежегодно получать 500 миллиардов так необходимых сейчас рублей.

Реакция российских олигархов поступила незамедлительно. В адрес А.Белоусова посыпались омерзительные оскорбления. А Российский Союз промышленников и предпринимателей вообще категорически отмел в сторону такую идею:

– Инициатива не способствует повышению конкурентоспособности экономики страны и приведет к массовому уходу инвесторов с российского рынка. Меры по государственному регулированию доходов промышленников ликвидируют стимулы для развития производства, повышения производительности труда и общей эффективности компаний.

Хотелось бы знать мнение китайский «товарищей» в прямом и переносном смысле о случившемся.

Что изменилось за 20 лет после приснопамятного кризиса, спрашивает ФИРБО инвестиционная компания. В указанном мировоззрении «буржуинов», похоже, ничего. Россия так и осталась на уровне ельцинской эпохи. Смог ли дефолт 1998 года трансформировать сознание нашего безсильного Правительства и могущественных олигархов? Ответ очевиден.

А вот что несколько месяцев назад заявлено руководителем «Роснефти» И.Сечиным:

– В мае был представлен комплекс мероприятий по повышению акционерной стоимости компании. Мы активно реализуем намеченные мероприятия по повышению отдачи для наших акционеров.

О Государстве Российском ни слова. Вот и весь сказ, к чему мы пришли за двадцать лет бегства от потрясений 1998 года.

 

Но говорить о том, что ничего не делается за эти 20 лет, было бы кривить душой. Россия идет своей дорогой, неповторимой, оттого иногда и трудно объяснимой с точки зрения здравого смысла на местах. Но, как говорится, сверху виднее. А потому единственная цель всех реформ сверху – предвосхищать реформы снизу. Именно с этой точки зрения и стоит рассматривать все то, что претворяет в жизнь Правительство. Когда речь ведется о ретушировании народного недовольства, о качестве снисходящих сверху реформ можно забыть.

И все же они есть.

 

Наиболее существенными и достойными первой позиции пьедестала по заметности аналитики Firbo.ru выделяют реформы в банковском секторе экономики нашей страны. Не без проблем, не без резкой критики со стороны доморощенных либералов. Но все же. Из полторы тысячи банков, существовавших в нашей стране в эпоху череды кризисов 1998 и 2008 годов сейчас осталось менее тысячи. Из них 60 процентов находятся в той или иной степени под государственным управлением. Со слов главы Центробанка России Э.Набиуллиной в ее планах не стоит доведение числа финансово-кредитных организаций до полутысячи или до полного госконтроля, все зависит от надежности каждого отдельно взятого банка и его способности пережить любые возможные потрясения в будущем. Бизнес, как говорится, ничего личного.

И Э.Набиуллина права. Удаляя из цепи слабые звенья, у России возрастает твердая уверенность в надежности своего финансового тыла. Похоже, здесь проблем ждать уже не стоит. Хотя и расслабляться еще далеко как рано.

А еще начат срочный вывод капитала из Соединенных Штатов. Начат после очередного витка напряженности между Россией и Америкой.

В отношении покупки американских облигаций отечественным Минфином вообще существуют разные недоразумения. С 2014 года США системно вводят все новые и новые ограничения против нашей страны, блокируют ее бизнес, производят аресты активов российских компаний. И вот на этом фоне официальная Россия много лет подряд продолжает переправлять свои деньги за океан, опустошая собственный государственный бюджет.

В марте 2018 года произошел очередной для российских аналитиков повод чесать затылок и объяснять, почему в условиях усиливающегося противостояния России и США наш Минфин в который раз закупил американских облигаций в объеме 13,5 миллиардов долларов. В результате капиталовложения Российской Федерации во враждебную экономику Соединенных Штатов достигли ста миллиардов долларов.

И на вопрос ведущего одного из популярных телеканалов о реальности ареста находящихся в США наших денег глава Минфина А.Силуанов эмоциями ребенка искренне и на весь экран удивился, мол, это было бы рейдерским захватом и пиратством государственного масштаба.

Что изменилось за 20 лет после дефолта 1998 года, задается вопросом после таких слов Силуанова Фирбо Капитал инвестиционная компания. Если говорить о восприятии внешнего мира высшим звеном управленцев России, то, пожалуй, ничего. А значит, следует готовиться к новым дефолтам.

Судя по всему, волна негодования докатилась до Президента, а понимание сущности США в принудительном порядке дошло и до главы Минфина, коль с апреля, после введения нового пакета санкций против нашего государства, Россия срочно-припадочно приступила к распродаже всех своих американских облигаций, куда так старательно вкладывала деньги из своего бюджета. Уже в марте их в Америке оказалось 96,1 миллиардов долларов.

К концу мая Россия уже имела американских облигаций на сумму 14,9 миллиардов против $ 176 млрд. в 2010 году.

Трудно сказать, что так повлияло на трансформацию сознания российских управленцев высшего звена власти. То, что очевидно в низах, совсем неочевидно там, возле небес.

 

Есть кардинальные изменения и по золотовалютным запасам. По состоянию на 1 июля сего года в Центральном Банке России их накоплено на 456,8 миллиардов долларов, из которых непосредственно в желтом металле – $ 78,2 млрд. Остальное в иностранных деньгах. Сейчас золотые резервы государства достигают 1838,8 тонн и занимают пятое место в мире. В Центробанке заявляют, процесс накопления золота продолжается.

 

Имеются и другие отличия нынешней России от своего аналога двадцатилетней давности.

Например, по госдолгу и бюджету.

Первый показатель нашей страны изменился существенно, и в лучшую сторону. На 1 июля внутренний долг оценивается в 8,9 трлн. руб., внешний составляет 50,9 млрд. долл. Это 3,41 трлн. руб. по курсу. При этом расходы государства на обслуживание внешнего долга за первые шесть месяцев этого года составили 383,5 млрд. руб. Как видно, акцентируют внимание аналитики ФИРБО Капитал, наш внешний долг со своими затратами существенно ниже внутреннего. И это действительно можно считать выводом из событий 20-летней давности.

Мало того, в сравнении с 1998 годом, когда расходы государства на обслуживание внешнего долга составляли треть государственного бюджета, сейчас эти же показатели равны четырем процентам. А накопления в бюджете государства международных резервов покрывают 80 процентов внешнего долга России.

Кроме того, по расходованию бюджета наметилась стойкая система сдержанных расходов. Внесены изменения в бюджетное правило. Появилась возможность достигать профицита. А новый Фонд национального благосостояния уже наполнен на пять триллионов рублей.

Взята политика снижения зависимости экономики государства от нефтяного экспорта. Впрочем, с этим пока получается плохо, уверена инвесткомпания Фирбо капитал. Например, в 2017 году доля продаж нефти в общем экспорте страны все еще составляет около 60 %.

Не удается перевести экономику страны и на существенную долю пополнения федерального бюджета за счет среднего бизнеса. Он задавлен налогами и находится на грани выживания.

Оффшоры продолжают доминировать в бизнесе российских компаний, куда уходит большая часть доходов отечественного производства. Предлагаются различные методы исправления такой ситуации, однако нынешняя власть за 20 лет так и не решилась к кардинальным изменениям в структуре российской экономики, доставшейся нам от 1998 года. И, судя по всему, не решится никогда. Как говорили классики одной научной теории, однажды превратившуюся в практику, там, где частный бизнес и прибыль под триста процентов, национальные интересы, мягко говоря, уходят на второй план. Подтверждение тому – реакция российской буржуазии на слова помощника Президента РФ А.Белоусова. И в этом плане тоже за 20 лет не произошло никаких изменений.

 

Нынешний кризис в экономике России пока еще далек от своего аналога 1998 года. Не те условия, не те обстоятельства. Однако остается львиная доля старых болезней и причин, способных воскресить на новом витке развития отечественной истории ушедшее далеко в прошлое. Но и есть возможности избежать этого. Уже слышны здравые мысли о необходимости некоей экономической мобилизации России, иначе под гнетом американских санкций не выжить.

Пока руководство Российской Федерации отталкивает эту мысль от себя подальше. Но иного выхода нет, тем более, мировая история дает повод прислушаться к здравому рассудку. Это и Китай, это и те же США при Рузвельте в 1930-е годы.

Пора действовать и не посыпать свою голову пеплом, мол, во всем виноваты козни Америки. 20 лет российского бездействия и 20 лет активности Китая. Не стыдно ли, господа руководители?

  Subscribe  
Notify of