Катарский фонд QIA увеличил свою долю в «Роснефти»

Смелые в государстве Катар живут арабы, удивляются аналитики московской инвестиционной компании Фирбо Капитал. И это притом, что данная страна – извечный союзник Соединенных Штатов. Сейчас еще слишком рано говорить, насколько серьезно Россия и Катар повернулись друг к другу лицом, парит ли между ними Фортуна с двумя лавровыми венками в обоих руках, или это временное, обоснованное рядом неурядиц, явление. Однако дружба и сотрудничество, безусловно, экспертов Фирбо Капитал радует.

Радует и обнадеживает. Особенно на фоне бегства от России ее некогда «партнера» швейцарского торгового посредника компанию Glencore, поддавшуюся на требования заокеанского Белого Дома завязывать водить нефтяные хороводы с нашей страны. Вот теперь ни руководство Glencore, ни сама компания дружбы с Россией и не водит. Правда, отмечают конфликтологи Фирбо Капитал, малую и не вызывающую гнева у американцев долю в 0,57 процентов швейцарцы в активах ПАО «Роснефть» все же оставили. Типа, если что, мы здесь, где-то тут рядышком, как только поменяется обстановка, наше место не занимать.

Иного мнения, судя по всему, катарский суверенный фонд QIA. Ударение следует делать на слове «суверенный». А мнение заключается в покупке у швейцарцев 14,16 % акций российской нефтяной компании. Теперь, после оформления сделки, суверенный фонд QIA располагает 18,93 % акций «Роснефти».

Также Glencore вышел из консорциума с QIA, в котором до указанной сделки имелось 19,5 процентов акций российской компании.

Поздравлять ли фонд, представители Фирбо Капитал судить о необходимости такого действия не собираются. Глава своих нефтяников И.Сечин, безусловно, катарских компаньонов поздравил с удачным приобретением и наверняка пожелал им великолепных прибылей от сотрудничества с «Роснефтью». Еще бы. По итогам первого полугодия 2018 года у российской компании отменные результаты хозяйственной деятельности, а сам Игорь Иванович не так давно изящно выразился в плане всесторонней и всеобъемлющей его на руководящем посту заботы в достижении максимального получения дивидендов акционерами компании. Это, в том числе, и теперь уже по большей части, в адрес QIA.

Здесь, считают в Фирбо Капитал, стоит напомнить недавно повторенное желание российского Правительства видеть в 2018 и последующие годы соблюдение российскими добывающими компаниями принципов выплаты дивидендов своим акционерам в размере половины от чистой прибыли компаний. В Правительстве ожидают, такие действия позволят наполнять бюджет государства. Согласен ли с таким подходом к своим прибылям сам И.Сечин, неизвестно. По крайней мере, об удовлетворении потребностей госбюджета, в отличие от акционеров, он не высказывался.

Еще 19,75 процентов акций «Роснефти» находится во владении английской нефтяной компании РВ. 50 % — в собственности управляющей компании АО «Роснефтегаз», которая из своей чистой прибыли платит в бюджет государства дивидендов тоже половину.

Легко подсчитать, уточняет Фирбо Капитал, что в итоге дивиденды «Роснефти» попадают в бюджет страны половина от половины – 25 процентов, не более. И как бы не менее. Так что, увеличив свою долю в «Роснефти», фонд QIA может смело доверять словам И.Сечина насчет удовлетворения всех запросов инвесторов. Новая доля прикуплена не зря.

  Subscribe  
Notify of