ВТБ хочет взыскать с контролирующих лиц «Трансаэро» 249 млрд: это реально?

В 2017 году крупнейшая авиакомпания «Трансаэро» объявила о банкротстве. Крах перевозчика повлек за собой возбуждение уголовного дело против управляющего. Затем были выдвинуты требования о погашении задолженности по зарплате

Теперь контролирующих лиц компании ждет еще два иска. Первый выдвинул ВТБ в отношении четы Плешковых (Ольге, которая входит в топ-30 богатейших людей по рейтингу Forbes с состоянием 65 млн долларов, и Александру), а также Татьяне Анодиной. Второй исходит от конкурсного управляющего «Трансаэро» Алексея Белокопыта к экс — главе перевозчика Дмитрию Сапрыкину. Размер требований по первому иску — 249,2 млрд рублей, по второму — пока неизвестно.

Исходя из заявления следует, что оба истца до сих пор не понимают, как компания смогла обанкротиться.

На ком вина?

ВТБ настаивает, что контролирующие лица вели манипуляции с бухгалтерией, внося правки задним числом. Белокопыт настаивает, что компания попросту не прошла аттестацию в Росавиации, прекратив без видимых причин продажу авиабилетов, тем самым прийдя к банкротству.

При этом субсидиарную ответственность (взыскание долга с третьих лиц, влияющих на банкрота или контролирующих его деятельность) возложить не на кого. Под действия, которые на прямую могли навредить компании, трактуются лишь невыплата 138 млн рублей дивидендов в 2014 году и начисления премий контролирующим лицам — по 284 млн рублей в 2013 и 2014 гг. Так с кого требовать 249 млрд?

И есть ли доказательства вины?

В ряде случаев исправления в бухгалтерии обусловлены не корыстью совета правления, а наличием объективных причин. Оценивать их реальные последствия можно лишь, беря во внимание каждый конкретный случай в отдельности. И даже если финансовая отчетность недостоверна, нужно будет доказать, что менеджмент брал кредиты после ее предоставления. Кроме того, Сапрыкин заявит, что не имел возможности пройти аттестацию.

Вероятно, требования обоих истцов не будут удовлетворены в полной мере, поскольку для этого мало одной юридической позиции. Победа возможна лишь при раскрытии коммерческих и прочих экономических предпосылок совершения каких-либо действий компании.

Становится любопытно, иск к «Трансаэро» внесет прецедент в новую практику о субсидиарной ответственности или же упрочит уже имеющеюся? Это зависит от активности ответчиков.

  Subscribe  
Notify of